Какие бывают ученики

PreScriptum Недавно я писал об учениках, одни из которых  порадовал, другой  огорчил. И вот, нашёл на просторах Интернета статью, которую посвящаю всем инструкторам:

 

КАКИЕ БЫВАЮТ УЧЕНИКИ — ВЫДЕЛЕНИЕ ПСИХОТИПОВ

Авторы: Александр Камышов, Наталья Кияченко

«Все такие разные, один я одинаковый!» — сетовал мой давний знакомый, без особого успеха ища свое место в бесконечном разнообразии мира. Если вы когда-нибудь пытались преподавать какой угодно вид единоборств, вам должно быть понятна его растерянность.

Люди приходят, уходят, возвращаются, и каждый от вас чего-то ждет. Конечно, можно не дрогнувшей рукой взять и постричь всех под одну гребенку — выстроить в ряд, дать задание, и пусть делают. Но почему бы не подвести все это месиво человеческих характеров, темпераментов, а то и просто заскоков под определенную систему?

Присмотревшись, нетрудно вычленить из массы поклонников воинских искусств несколько вполне узнаваемых категорий. Зная повадки и потребности каждого типа, можно оптимизировать процесс обучения и избежать многих проблем. Самим обучающимся подобные знания тоже были бы полезны — хотя бы для того, чтобы знать, кого можно бить, а кто сам вас ударит.

Итак, вот примерный список категорий (разумеется, далеко не исчерпывающий) с кратким описанием и рекомендациями. Он составлен учеником (кстати, типичным «Отличником», см. далее) и дополнен комментариями инструктора.

«Наставник» Этот человек, как правило, уже где-то чему-то учился. Если нет — значит, быстро научится прямо сейчас, по ходу дела. Но почти наверняка у него будет весьма узкая специализация, его царство, и тайное нежелание идти вширь. Итак, ваш будущий добровольно-принудительный «Наставник» (1) обожает что-то делать хорошо, (2) терпеть не может что-то, ну хоть что-нибудь, делать плохо и (3) совершенно не переносит, если хорошо получается у вас.

Однако он человек интеллигентный и, безусловно, не станет грубо бить вас в морду, чтобы доказать свое превосходство. Но зачем-то сообщит, что в муай-тай круговой удар ногой бьется таким образом, что блок, который было велено отрабатывать, вам не поможет. В ответ на ваше робкое замечание, что здесь не муай-тай, что это формальное упражнение и почему бы не атаковать так, как велено, буркнет: «Делаем, как умеем» — и обидится. Вы предложили сменить руку? Оскорбленно согласится («что это ты тут раскомандовался?»).

Вы исполнили прием неважно? Сразу же поставит вам это на вид, начнет поправлять, объяснять и показывать, поглядывая на вас со снисходительной жалостью.

У вас получается лучше, чем у него? Задергается, начнет глухо чертыхаться, хмыкать: «Подумаешь! Не вышло и ладно» — и постарается хоть немного вас «обломать», высказав недоумение по поводу вашей странной позы, передразнив перемещение или что-то еще.

Инструктора «Наставник» особым авторитетом для себя не считает, но когда тот подойдет к вашей паре взглянуть, как идут дела, моментально примажется, ставя себя на одну доску с ним. Например, прокомментирует: «Вот, сейчас он у меня отрабатывает то-то и то-то, уже начинает немножечко получаться» — или удрученно обронит по поводу новичка, впервые в жизни оказавшегося в зале: «Ну что я могу сказать? Надо ставить удар».

Хочет ли он действительно чему-то научиться? Трудно сказать. Такому человеку тяжело раз за разом преодолевать свою неуверенность, делая то, что не получается. Поэтому он часто меняет инструкторов, школы, стили, всякий раз принося с собой свою узкую специализацию — как правило, еще из самого первого зала — как штанишки, из которых давно пора вырасти.

Узость, зашоренность, негибкость — его главные враги. Он просто не хочет соваться в новое, неизведанное и потому грозящее его самооценке, а значит, будет тайно или явно, осознанно или неосознанно поругивать то, что ему пытаются сейчас преподать, и саботировать рекомендации.

Неудивительно, что в глубине души он предпочитает «соперников», которые кажутся ему слабыми — подростков, новичков, женщин — чтобы их можно было поучать.

Что делать, если вы оказались с ним в паре? В общем-то, радоваться: вам почти повезло. Главное, не бить по больному: «Ты-то кто такой? Нечего меня учить, а хочешь учить, сдай квалификацию и собери собственную группу!»

Этот человек, может быть, и будет вам полезен. Его главное желание — убедить, прежде всего, себя, а следом и других, что он чего-то стоит; его главная страсть — учить. Учитесь! Вам дают? Берите с благодарностью, тем более что это совершенно бесплатно. В конце концов, сам «Наставник» платит инструктору за возможность поучать ничтожных неофитов вроде вас.

Работайте спокойно и сосредоточенно, с чувством доброжелательного внимания в качестве легкого фона, а в паузах посылайте ему вербальные и невербальные сигналы из роли Ученика.

Продемонстрируйте желание учиться, поблагодарите, признайте его вклад в ваше воспитание, причем будьте искренни — у него действительно есть что взять! Вы многократно окажетесь в выигрыше: (1) кое-чему научитесь; (2) избавите его от груза настороженности, что избавит вас от чрезмерной резкости его движений и речей; (3) осчастливите хорошего человека, подсадив его на наркотик «наставничества» и получив возможность отчасти им манипулировать.

Разумеется, речь идет о вполне невинных манипуляциях исключительно в интересах дела — благородного дела обучения вас, любимого, избранному искусству. Ведь что бы вы ему ни транслировали, вы-то знаете, кто ваш инструктор, он же хозяин в этом зале. Наставник должен быть один — у семи нянек дитя без глаза. Помните об этом и (мягко, незаметно!) не позволяйте самозванцу произвольно рулить вашим учебным процессом.

Комментарий. Гораздо хуже, когда «Наставник» не «себя ставит на одну доску с инструктором», а именно вас, инструктора, «ставит на одну доску с собой», т.е. заранее воспринимает себя, по меньшей мере, на равных с вами. И если «Резонер» (см. ниже) просто искренне сомневается в правильности того или иного задания, то «Наставник» еще и настойчиво предлагает собственное понимание другим. И если эти другие, чувствуя его превосходство, начинают «делать, как он» — не пора ли напомнить самому умному, что он все же пришел сюда учиться? В то же время, если «Наставнику» удалось-таки проникнуться к вам уважением, именно из него может получиться совсем неплохой помощник. «Отстаивая свою точку зрения» — то есть, делая по-своему, привычным способом — «Наставник», к сожалению, фактически отбрасывает предлагаемые знания и, получив поверхностное представление о школе, вполне может перебраться в следующий по счету клуб.

«Победитель» Признаки, по которым нетрудно опознать «Победителя», бросаются в глаза и не зависят от пола и возраста. Он входит в зал молча, печатая шаг, глядит мрачно, здоровается отрывисто. У него лицо человека, который прямо сейчас готов всех порвать. Если это мужчина, вы, возможно, захотите спросить у сотоварищей, давно ли он вышел из мест заключения. Если девушка — скольких спарринг-партнеров она уже убила, пожрав печень. Но вполне возможно, что этот человек мучается комплексом неполноценности — подчас на совершенно ничтожной, для стороннего взгляда, почве вроде маленького роста, цвета волос, наличия очков или половой принадлежности — и пришел сюда самоутверждаться.

Все это вовсе не значит, что перед вами отморозок. «Победителей» исправно поставляют в мир как раз социально благополучные слои населения. Это может быть, скажем, малоуспешный инженер, какой-нибудь мхом поросший младший научный сотрудник, бывший романтик-восьмидесятник, турист-байдарочник, адепт йоги и всевозможной эзотерики.

Он зачастую неплохо развит физически, но чрезвычайно непластичен, поскольку годами живет в состоянии привычного мышечного спазма, и на рекомендацию «просто расслабиться и получить удовольствие» от тренировки реагирует хмурым непониманием. У него тяжелая поступь, жесткий и рваный ритм движений, и когда он наскакивает на вас, как Железный Дровосек, даже самому отважному может стать не по себе.

Наконец, главный атрибуционный признак этой категории обучающихся, по которому они и названы, — стремление победить. Любой ценой. Кого угодно (точнее будет сказать, хотя бы кого-нибудь). Победить даже в ситуации, когда сам вопрос о победе или поражении не стоит и стоять не может. Например, при выполнении формализованного упражнения — даже не учебного спарринга! — причем участвуете ли вы в этом соревновании, которое он сам для себя выдумал, «Победителя» не интересует в принципе.

Он, бедняга, всю жизнь живет под лозунгом «Победа будет за нами». Поэтому работать с ним в паре порой бывает трудно. Подобный типаж в «мягком» варианте нередко ведет себя как саботажник, делая все возможное, чтобы вы не смогли выполнить задание как надо. Даже ценой снижения качества вашей с ним парной работы, поскольку очевидно, что заваленное из такого вот упрямства упражнение точно так же обедняет его, как и вас. Вот он, проигрыш чистой воды!

К сожалению, он не видит реальных потерь за призраком мнимого поражения в своей виртуальной битве со всем миром. Жесткость, скованность — еще одна проблема: с таким партнером практически невозможно «течь», нарабатывая связность и логику перехода от одного движения к другому; к тому же он сам может пострадать, неловко подставившись или злонамеренно «упершись рогом» в пылу борьбы, после чего вы будете чувствовать себя виноватым.

Наконец, комплекс «Победителя» на фоне скудного ума и издержек воспитания дает практически антисоциальный продукт, который может быть опасен, особенно в отсутствии тормозов и при склонности к банальной жестокости.

Что делать? Не играть в его игру. Не включаться в ситуацию соревнования — прежде всего, внутренне. Если хватит ума, «Победитель» способен оценить возможность общения на равных без борьбы и войти во вкус обучения как узнавания нового — в первую очередь, о себе самом.

Культурный и адекватный человек такого склада вполне обучаем, причем сильная воля — если не сказать, «упертость» — «рожденного побеждать» позволяет ему долго и стойко выдерживать психологические нагрузки внешнего отсутствия результата, что рано или поздно прорывается качественным скачком и ощутимыми изменениями к лучшему.

Для инструктора это пусть не самый одаренный, но, по крайней мере, стойкий и верный ученик, который молча работает, как может, и не капризничает, потому что привык сражаться до победы, в том числе, и с самим собой.

Как спарринг-партнер — не лучший, но и не худший вариант, если сохранять эмоциональную выключенность из навязываемой «Победителем» ситуации соперничества. Перестав видеть в вас противника, он охотно воспользуется возможностью научиться у вас чему-то, в чем вы (он убежден, что до поры до времени!) сильнее его.

Примечание для инструкторов. Конечно, тупого костолома надо сразу гнать, если только вы, как методист, не достигли таких высот мастерства, что готовы давать бесплатные уроки хождения по воде всем желающим.

Комментарий. Работать с «Победителем» в паре трудно не порой, а почти всегда. Конечно, инструктор просто обязан проявлять терпение и такт — но всему же есть пределы! Основной вред от подобного ученика — он максимально затрудняет работу партнерам, для которых отработка техники превращается в бесплодные попытки хоть как-то выполнить предложенный прием.

Спарринг, в т. ч. медленный учебный, где требуется подыгрывать партнеру, «Победитель» также превращает в соревнование. Хуже всего, если при этом «Победитель» просто забивает более слабого партнера. С более сильным же он в азарте начинает нарушать установленные правила — использует не оговоренные техники, в медленном бою внезапно наращивает скорость и т.д.

Разумеется, здесь мы говорим о выраженном типе «Победителя». В то же время положительная сторона «Победителя» — не сдаваться, добиваясь своего «через не могу».

«Отличник» Возможно, вы узнаете его не сразу. Носитель комплекса «Отличника» настолько срастается с убеждением, что порядочный человек обязан всегда вести себя хорошо, держаться достойно и все делать правильно, что поначалу просто не позволит глубоким внутренним проблемам вылезти на всеобщее обозрение.

Однако возможности силы воли, постоянно направленной на борьбу с самим собой, не безграничны. «Отличник», во-первых, устанет, а во-вторых, пообвыкнется в новом коллективе (и, соответственно, перестанет воспринимать окружающих как посторонних, при которых непозволительно «терять лицо»). И чрезвычайно вас удивит.

Вы узнаете, что он (1) полное ничтожество и законченный неудачник в жизни в целом и (2) абсолютная бездарь в избранном искусстве, в частности. Почему он это решил, Бог знает! Нипочему.

«Отличник» обладает удивительной избирательностью восприятия, заставляющей его замечать только отрицательные сигналы и не верить положительным.

Понятно, что при таком настрое тренировочный процесс то и дело подкидывает ему пищу для буйно цветущего комплекса неполноценности. Видимо, уже в начальных классах мама ругала его даже за «четверки», и к выпускным экзаменам несчастный окончательно уверовал в то, что он просто обязан все делать идеально. Если же что-то не получается сделать идеально с первой попытки, это его провинность, если не грех, и свидетельство личной несостоятельности.

Бедный перфекционист постоянно пытается доказать эту самую состоятельность неизвестно кому — вроде бы никто и не сомневается! — и, конечно, закрывает для себя удовольствие от процесса обучения, поскольку сдает вечный внутренний экзамен.

Невидимые миру слезы могут пробиться приступом отчаяния и безнадежности, тем более неожиданным, что ни инструктор, ни партнеры зачастую не имеют реальных оснований считать его бездарем и ничего такого фатального в нем не замечают.

К сожалению, «Отличнику», погруженному в пучину самобичевания, и не нужны никакие внешние причины, чтобы вынести себе безжалостный приговор. Как и у любого другого закомплексованного человека, у «Отличника» часто возникают проблемы с дыханием. Даже стрессовая ситуация, возникшая во время тренировки, может переживаться им как невозможность нормально вздохнуть, с потемнением в глазах и скорым впадением в ступор, что со стороны порой воспринимается как упрямство, нежелание выполнять задание.

Поскольку объективно это самое задание зачастую ему удается, причем неплохо (хотя сам «Отличник» убежден в обратном), подобное упрямство может казаться капризом. Это не каприз!

«Отличник» послушен и хочет учиться. Так что для начала было бы полезно научить его правильно дышать. Он с удовольствием будет выполнять дыхательные упражнения, тем более что их можно делать вдали от чужих глаз, которых он стесняется.

С «Отличником» можно и нужно идти и вширь, и вглубь — он обожает системность, выстроенность, разумную сложность и никуда не торопится, поскольку для этого идеалиста сиюминутный практический результат меркнет перед высшей целью личного совершенства. Поэтому он с удовольствием будет расширять свой кругозор, в то же время, охотно повторяя пройденное, и ему не будет скучно от «монотонной» работы.

При этом у него могут возникать проблемы со спаррингами, потому что элемент соревновательности погружает его в ситуацию экзамена, заставляя нервничать и уступать даже менее подготовленному партнеру, особенно малознакомому.

Соответственно, «Отличник» склонен вставать в пару с одним и тем же человеком, к которому он привык и с которым ему спокойно — а значит, хорошо работается. Поэтому обучающегося с комплексом «Отличника» необходимо заставлять менять партнеров, чтобы он как можно быстрее понял, что может нормально взаимодействовать с самыми разными людьми.

Ему полезно все время прыгать чуть-чуть выше головы — это увлекает, мобилизует и в конечном итоге раскрепощает, ведь стоит «Отличнику» один раз сделать то, на что он считал себя неспособным, и очередная ступень будет пройдена. Только не перегните палку, чтобы не вогнать человека в глубокий внутренний кризис, о котором вы даже не будете догадываться до тех пор, пока ваш прилежный ученик не начнет реагировать тихой истерикой на любое ваше слово, будь то похвала или замечание.

Наверное, главное при обучении «Отличника» — открыть для него изрядно пришибленную еще в школьные годы радость самого учения как такового, процесса узнавания нового. В конце концов, ему и так слишком многое дается легко! А если все получается с первого раза, если нечему учиться и некуда двигаться, жизнь становится ужасно скучной.

Комментарий. Такт и еще раз такт! Такого человека не стоит заставлять выполнять ваши задания. Собственно, он и сам охотно берется за работу, прикладывает при этом максимум усилий. И если уж затруднения подобного ученика становятся видны — настал момент помочь, объяснить, возможно — облегчить ему задание, и уж точно — не торопить.

«Резонер» Что бы вы ни говорили и ни показывали, этот человек всегда во всем сомневается. В эффективности приема. В практической необходимости разучивать данную связку. В адекватности партнера. В профессионализме инструктора. Наконец, в состоятельности самого изучаемого искусства.

Умен он или глуп, уверен в себе или нет, это всегда жуткий зануда. Если он активен и открыт, то на каждые пять минут занятий, дайте только волю, будет приходиться пятнадцать минут говорильни. «А если я сблокирую не так, а вот так?» «А если он вот сюда решит ударить?» «А почему сбоку, а не прямо?»

Вроде бы по делу, да только дело это такое, что разговорами ему не поможешь — делать надо. Пробовать, вчувствоваться, погружаться.

Но «Резонер» не хочет делать, пока не поймет, что называется, головой. Он словно зачаровывается словами, самим их звучанием, и если во что и верит истово и безоговорочно, так это в силу слов.

К сожалению, это мнимая сила, и многословные объяснения, создающие у «Резонера» иллюзию понимания, на самом деле ничего не проясняют.

Это буквалист, он имеет слишком узкий угол зрения, не умеет видеть за деревьями лес и с первого же занятия безуспешно пытается постичь глубинный смысл какой-нибудь базовой связки, вместо того чтобы постепенно осваивать систему, в которой все само собой встанет на свои места.

Отзанимавшись без году неделя, начнет вносить личный вклад в развитие школы — главным образом, путем отсева всего, что кажется ему лично лишним и непродуманным.

«Резонер» — интроверт будет молча пережевывать свои бесконечные вопросы и сомнения, постепенно погружаясь в угрюмую вялость и сбрасывая напряжение в актах саботажа. Не даст партнеру доделать прием. Снова и снова будет упрямо выставлять руку (палку и пр.) так, чтобы максимально осложнить вам жизнь, и комментировать, торжествуя: «Ну вот, чушь какая, так и стукнуть-то нельзя’» (вот он, главный кайф — инструктор дурак!).

Работать с таким человеком бывает муторно и тяжело. Главное, конечно, не втягиваться в бесконечные разговоры. Раз и навсегда жестко скажите — сначала самому себе, а потом и ему — что не все можно, а главное, нужно объяснять.

Пройдет время, накопится мало-мальский опыт, слегка раздвинется кругозор, и многие вопросы отпадут сами собой. В конце концов, некоторые вещи, внешне представляющиеся малопрагматичными, полезно делать хотя бы потому, что они вписываются в систему, помогая скорее и полнее составить представление о ней. Их полезно знать и уметь, поскольку и в учебном бою, и в реальной разборке могут возникать самые разные ситуации, и не всегда удается действовать «оптимальным», просчитанным способом.

Так что какое-нибудь сопровождение, представляющееся «Резонеру» глупой и непрактичной заменой «нормальной» встречи, может вдруг получиться само собой, просто потому что поздновато заметил удар или среагировал рефлекторным уходом назад вместо привычного движения вперед. Но чтобы все эти неизбежные случайности вылезли на свет божий, требуется время. Не позволяйте «Резонеру» провести его в болтовне или изнурительном для него самого внутреннем монологе.

Иногда бывает полезно преподать ему урок: закрыл челюсть — стукните в локоть; не дает себя уронить —- выходите на болевой, «облегчив» его для убедительности парочкой ударов. Пусть поймет на собственном опыте, что этот самый опыт гораздо ценнее и убедительнее тысячи слов.

В вашей группе собралось так много «Резонеров», что заткнуть им всем рот не получается? Кошмар! Но и от него есть свое лекарство. Например, потребовать, чтобы все обзавелись защитным снаряжением, и пусть рубятся в контакт до посинения, постигают на собственной шкуре мудрость «Тише едешь — дальше будешь».

Комментарий. Наверное, не стоит сразу отмахиваться от вопросов учеников. Но объяснения (как и все остальное) хороши в меру!

Своим самым первым ученикам я старался с самого начала подробно объяснять систему движений, принципы построения связок, особенности техники и т.д., и это давало весьма хороший эффект. Но — в малой группе и не с новичками! Иначе вы рискуете потратить массу времени на объяснение чего-то безусловно нужного, но преждевременного.

Ведь в начале стоит все же приобрести некоторую базу, просто положившись на слово преподавателя, что это необходимо.

Кстати, «Резонер» и «Наставник» частенько сочетаются в одном человеке. Это-то сочетание обычно и достает инструктора вопросами типа: «А что будет, если сделать так … ?» Но поскольку вариаций каждого приема, разновидностей контрприемов, ответов на них и т.д. можно придумать великое множество — всегда ли стоит играть в эту игру?

«Раздолбай» С самого начала и до самого конца вашего с ним общения вас не перестает мучить один вопрос: зачем он ходит в зал? Что ему здесь нужно? Уж конечно, не тренировка!

Проблемы самосовершенствования не заботят «Раздолбая», чувствующего себя совершенным от природы, как молодое сытое животное. Он недурно одет, хорош собой, всегда в отменном настроении и переполнен новостями, которыми его так и подмывает поделиться с каждым, кто попадает с ним в пару. Ведь это гораздо интереснее, чем нудно махать руками-ногами деревяшками!

Он ходит сюда тусоваться, вот и все.

Почему именно сюда, а не на дискотеку, в «Кодак-киномир» или в ночной клуб? Не волнуйтесь, во все эти места он тоже ходит, а разве не приятно, скажем, на премьере блокбастера со знанием дела ввернуть что-нибудь про лоу-кик?

На тренировках он говорит о пивных барах, моде и картинге, в пивных барах — о картинге, моде и тренировках. Темы всегда найдутся. Мода — один из двигателей его энергии, хотя попадаются и экземпляры попроще, читающие не «Мужское здоровье», а «Мегаполис-экспресс», но это сути не меняет.

Девушка раздолбайской категории может, например, потребовать с любовника настоящую катану в качестве подарка на день рождения.

Видимо, после просмотра очередного «Убийства Билла» ей пришло в голову, что красная лакированная подставка с мечом прекрасно впишется в интерьер ее гостиной. Второй шаг очевиден — записаться в секцию иайдо, чтобы соответствовать интерьеру и поражать гостей. И третий очевиден — купить костюм для занятий, причем тоже непременно «настоящий», желательно подороже и под цвет волос и глаз.

Потом этот наряд много лет будет висеть у нее в шкафу, а по праздникам торжественно извлекаться и демонстрироваться приятелям. Все это под рассказ о ее стремительном прогрессе на пути воина, прерванном из-за давления жизненных обстоятельств.

Молодой человек этого типа пышет здоровьем и нередко отличается двигательной одаренностью, являющейся частью его общего физического и психического благополучия. Увы, все эти сокровища пропадают втуне из-за упорного нежелания «Раздолбая» напрягаться и работать по-настоящему. Ну и черт с ним! Пусть ходит, вреда от него никакого, если не позволять ему забалтывать и расхолаживать всю группу. Ходит себе, обогревает зал, повышает массовость, исправно платит и к тому же неплохо двигается. Себя особо не растрачивает, зато и ваши силы экономит.

Просто не надо вкладывать в него душу — она ему не нужна. Все, что ему нужно, это возможность себя показать, да отчасти нахвататься каких-нибудь эффектных «приемчиков». Ладно, это его собственный выбор.

Комментарий. К сожалению, этот тип обычно как раз не лучшим образом влияет на настрой группы — и, что важнее, раздражает инструктора.

Если группа занята работой (а иначе, зачем мы здесь?), особенно связанной с серьезной физической нагрузкой, недопустимо позволять кому-то одному бездельничать в зале. Нужно учитывать, что не каждый может работать с полной выкладкой «по зову души’», и часть учеников, если появится такая возможность, обязательно начнет отлынивать от утомительных упражнений.

А «Раздолбай» как раз такую возможность и демонстрирует! Если же он все-таки снизойдет до участия в тренировке, его партнеру трудно позавидовать.

Кстати, при первом появлении в зале он может поинтересоваться, бьетесь ли вы в контакт (велика ли нагрузка на ваших тренировках, будем ли садиться на шпагат, учились ли вы у китайцев…)? Вот оно, время дать, наконец, группе достаточную нагрузку! И вероятность, что его первый визит к вам окажется и последним, станет реальной…

«Пепсикольный подросток» Он врывается в зал с опозданием на …дцать минут, шумно шмыгая носом и поясняя, что это он так бежал за автобусом.

И второй, и десятый урок будет стандартно открываться напоминанием инструктора о необходимости делать поклон при входе в зал и штрафными десятью отжиманиями, которые он — с тяжким вздохом обреченного — кое-как, по-быстрому, так и быть исполнит.

На его руке гигантские часы, на ногах грязные ботинки, за щекой жвачка. На устах блуждает бледная улыбка жертвы, в глазах скачет холодное лукавство — он знает, что несмотря ни на что его не станут бить палкой по голове!

Он все время путает углы, связки, защиты, потому что «по жизни» страшно куда-то спешит, и в мозгах вечно клокочет густое варево из посторонних мыслей. (Успокоение наступит лишь по окончании тренировки, и вы не узнаете недавнего торопыгу в согбенной фигуре, неспешно ковыряющейся в раздевалке и столь же неспешно убредающей прочь).

Если вы инструктор, то именно на него вы будете время от времени повышать голос, потому что, черт возьми, убеждены — он может делать лучше. Может лучше, но почему-то делает так, как делает — ни богу свечка, ни черту кочерга.

Если вы его спарринг-партнер — удвойте осторожность. Владелец этих длинных нескладно двигающихся конечностей ощущает себя хрупким и уязвимым, словно чашка китайского фарфора, и каждое ваше касание исторгает жалобный стон из узкой груди.

Охи и ахи перемежаются пространными объяснениями того, почему у него не получается, а то и рассуждениями на совсем уж отдаленные темы.

Оказавшись в зале, «Подросток» чудесным образом теряет контакт с грешной землей: он шатается на ногах, его центр тяжести болтается где-то, словно пьяный, в полной оторванности от коленей и таза, и вам даже не придется обозначать удар, чтобы он споткнулся и чуть не упал.

И помните, что в любой момент это непредсказуемое существо само может ринуться носом на вашу ногу, кулак, а то и палку!

На самом же деле «Подросток» гораздо выносливее, а подчас и способнее, чем кажется на первый взгляд. Нескладность, как ломающийся голос, явление временное, и попав в хорошие руки, юный гамадрил может достаточно быстро перенять какие-то полезные навыки.

Его плюсы — восприимчивость; если не желание, то хотя бы привычка учиться (он все еще не отвык слушаться старших!); наконец, пока что не убитая жизнью способность впадать в эйфорию от самых скромных удач, «верить в себя и ничего не бояться».

Чего ему не хватает — так это умения «видеть цель». К сожалению, «Подросток» редко действительно знает, чего он хочет, и его желание прийти к вам заниматься может быть продиктовано массой случайных причин — от соображений моды до настоятельного требования родителей «вылезти из этого проклятого Интернета».

Его главное достоинство — вся жизнь впереди — одновременно является и недостатком: когда впереди вся жизнь, можно позволить себе относиться к ней расточительно.

Нет никаких гарантий, что вы не вложите в него силы, время и нервы лишь для того, чтобы отменно окрепший морально и физически юнец променял вас на очередное веяние моды.

Опять же, девушки, выпускные классы, требование родителей — столь же настоятельное! — «вылезти из этого проклятого зала»…

Бывает обидно. Зато если он втянется всерьез и останется — кто знает, может быть, когда-нибудь вы будете им гордиться?

Пока же с «Подростком» можно и нужно работать жестко, чтобы он как можно меньше болтал и как можно больше отжимался, — но ни в коем случае не пренебрежительно.

Ему нужен инструктор, которого он сможет уважать, и который не будет топтать его самолюбие, формируя или усугубляя комплексы.

Оказавшись с ним в паре, спокойно и решительно гасите неуместные порывы к разговорчивости или инфантильным шалостям, и работайте из позиции «на равных», как два взрослых человека. Очень может быть, что ему не хватает именно такого отношения.

Комментарий. Зачастую этот тип оказывается весьма благодарным учеником — если у вас будет возможность и желание уделить ему побольше внимания, а у него — терпения отзаниматься сколько-нибудь ощутимое время. И тогда ваши усилия, скорее всего, будут вознаграждены (часто неожиданно) его быстрым прогрессом.

«Дэвушка» и «Баба-холостяк» Взаимодополнительные категории, имеющие жесткую половую привязку. Главное в обеих этих ученицах — принадлежность к прекрасному полу, только в первом случае со знаком плюс («Дэвушка» всячески подчеркивает это обстоятельство), а во втором со знаком минус («Баба-холостяк» столь же бескомпромиссно борется с малейшими проявлениями женского начала).

Соответственно, и проблемы от них примерно одинаковые, но с разным знаком.

При «Дэвушке» мужчинам-обучающимся придется следить за своей речью: от грубого слова она зальется румянцем стыда.

«Баба-холостяк» сама будет вгонять мужиков в краску своим лексиконом и подбором анекдотов. С другой стороны, от нее можно набраться перлов, чтобы потом шокировать приятелей в бане.

«Дэвушка» всю тренировку думает лишь о том, чтобы не уронить идеалов самой нежной женственности. Она плавно и медленно двигается, изящно выставляет вперед нежную ручку, обозначая удар, при попытке захвата выгибает шейку, выгодно «позиционируя» грудь.

Соответственно, ее антиподша озабочена исключительно тем, чтобы переплюнуть мужиковатостью самых последних мужланов, перемещается резкими скачками, бьет размашисто и мощно (охотнее всего — в пах), груди стесняется как врожденного порока. Если краснеет, то исключительно от ненависти.

И та и другая подозревает, что вся группа спит и видит, как бы изнасиловать ее в раздевалке, хотя и по-разному оценивает эту перспективу.

Думается, все уже ясно.

Для «Дэвушки» спортивный зал — это ярмарка женихов. Десяток, а то и два, отборных, молодых, физически развитых самцов, и среди всего этого великолепия — она одна, свежая и прекрасная.

Едва ли она пойдет заниматься окинавским кобудо или каратэ. Скорее выберет что-нибудь, представляющееся ей мягким, красивым и безопасным — айкидо, тайцзи…

Понятно, что предложение избавиться от маникюра озадачит красавицу, а факт серьезных физических нагрузок окажется неприятным открытием.

Опять же, прическа страдает, так что единственная возможность заставить ее уйти в укэми — пнуть ногой в зад! Раз, другой, третий она оплачет сломанный ноготь и… Понятное дело, очень скоро этот цветок татами покинет ваше грубое общество. А жаль, ведь красота «Дэвушки» замечательно сказывалась на соревновательном духе и бойцовских качествах обучающихся.

«Баба-холостяк» маникюров не носит и ни себя, ни других не бережет. С оголтелой яростью она кидается в атаку, и тут уж вам приходится проявлять двойную осторожность — за себя и за нее — ведь, несмотря ни на что, в ваших глазах она все-таки женщина, и как бы сильно она ни била сама, ее-то не ударишь!

Хотя иногда попадаются настолько агрессивные экземпляры, что немного их поучить — прямая необходимость, чтобы сами не покалечились и другим не повредили.

Обнаглев от безнаказанности, «баба» может начать манипулировать своей принадлежностью к слабому полу, забывая об этом в момент собственной атаки и вспоминая лишь после того, как сама нарвется на удар.

Возможно, со временем она перестанет видеть скотов если не во всех мужиках, то хотя бы в товарищах по группе, и станет нормальным учеником, забывающим о войне полов на два часа, что длится тренировка.

Особый, ни с чем не сравнимый аттракцион представляет собой встреча «Дэвушки» и «Бабы-холостяка» в одном зале. Для первой неприятным сюрпризом оказывается наличие в группе еще одной женщины, потенциальной конкурентки. Для второй в сопернице мерзко все то, с чем она столь упорно в себе борется.

Антиподши моментально проникаются взаимной неприязнью, и после нескольких стычек могут «взаимоуничтожиться», то есть разбежаться по другим инструкторам, дружно оставив поле битвы. Что ж, так тому и быть. Как говорят мудрые люди, не надо бегать за трамваем и женщиной — будут еще!

Комментарий. Не надо бояться ударить женщину! В конце концов, если она, «обнаглев от безнаказанности», испытывает терпение коллег по залу и вполне осознанно причиняет другим боль, должен же кто-то показать даме, что она не права.

И лучше, если сделает это старший и более опытный товарищ, по трезвому расчету — ведь менее опытный может однажды сгоряча и силу не рассчитать.

Напоследок еще несколько слов о половом вопросе. Прекрасные дамы! Как известно, противник не имеет пола и возраста. Это относится и к партнерам по тренировкам. В зале нет мужчин и женщин, только единомышленники.

Поэтому большая просьба: хихиканье, ужимки, болтовню, капризы, всевозможные «Ах, да я так не умею!» оставляйте в раздевалке. Не крадите свое и чужое время. Переступая порог зала, вы добровольно соглашаетесь вкалывать, неэстетично потеть и отжиматься, как все.

Если же рассчитываете на поблажки из-за своей половой принадлежности, лучше записаться на курсы кройки и шитья. (Кстати, к мужчинам тоже относится.

Тот, кто входит в зал с намерением доказать всем и каждому, что он самый крутой на свете мужик, скорее всего, ошибся адресом!)

Разумеется, многообразие жизни не исчерпывается вышеописанными типажами. За пределами нашего рассмотрения остались, например, скучный «Тупой Ублюдок», а также «Тихоня», который молча возится себе в углу зала, чтобы в итоге оказаться — с равной вероятностью — полным нулем или настоящим сокровищем.

Трудно обойти молчанием и «Простого Пацана», временно застрявшего где-то между уличной шпаной и школой олимпийского резерва. Есть и просто нормальные люди.

Следует также учесть, что помимо чистых типов возможны любые сочетания (например, «Наставник» и «Резонер» в одном лице). Так что едва ли следует искать готовые схемы и переоценивать возможности нашей псевдонаучной классификации!

Очевидно одно: в зале могут одновременно оказаться совершенно разные люди, движимые разными устремлениями. Группа может быть невероятно пестрой по возрастному составу, степени подготовленности и психологическим характеристикам обучающихся.

Инструктору почти неизбежно придется решать сложную и увлекательную задачу: как гармонично сочетать элементы индивидуального подхода с общими интересами — причем так, чтобы самому не разорваться на тысячу мелких частей.

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Запись опубликована в рубрике Духовное благополучие. Добавьте в закладки постоянную ссылку.